Worldview ФОРУМЧетверг, 21.06.2018, 01:21

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Происхождение музыки - WORLDVIEW | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
WORLDVIEW » Музыка » Музыкальные направления и стили » Происхождение музыки (из gmur-music.ucoz.ru)
Происхождение музыки
worldviewДата: Суббота, 10.01.2009, 21:09 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 16
Репутация: 0
Статус: Offline
Музыка (греч. musa — муза). Музыка — вид искусства, который воздействует на человека посредством звуковых образов, отражающих его различные переживания и окружающую жизнь. В отличие от пространственных искусств (живописи, скульптуры, архитектуры), музыка, наряду с хореографией, театром и кино, относится к временным искусствам. Одна из главных особенностей музыки в том, что она реально существует только в исполнении, в живом звучании.

Музыка... Великое, никогда не увядающее искусство. Она окружает человека, с древнейших времен и по сей день. Особенно много музыки звучит сегодня — в век радио и телевидения, век грам- аудио- и видеозаписи, когда так доступны концерты, и практически каждый может научиться играть на каком-либо инструменте.

Да, звучит очень много музыки, музыки самой разной — старинной и современной, так называемой «классической» и «легкой», исполняемой профессиональными артистами и любителями. Как разобраться, сориентироваться в этом безбрежном звуковом море? Как научиться отличать в музыкальном искусстве подлинное от подделки, содержательную музыкальную пьесу от популярного, но пустого шлягера? Как почувствовать красоту серьезного произведения, которое поначалу может показаться скучным и неинтересным, а на самом деле глубоко по образному смыслу и истинно красиво?

Совет один: стараться больше знать о музыкальном искусстве, его истории, особенностях языка, законах, по которым строится музыкальное творчество (разумеется, постоянно слушая много хорошей серьезной музыки).

КТО ИЗОБРЕЛ МУЗЫКУ?

Нареда сидел однажды погруженный в раздумья, как вдруг звуки, извлекаемые легким дуновением ветерка, прельстили его слух; они все продолжали расти, становясь все прекраснее и разнообразнее...» Так древнее индийское стихотворение рисует тот изначальный момент, когда вдруг из «ничего», от легкого дуновения ветерка возникла первая музыка. Бога Нареду древние индусы и считали главным богом музыки, который подарил человечеству это великое искусство. По другой легенде, первым, кто познал музыку, был бог Брахма. Он поделился своим открытием с мудрецом Брахатой, а тот уже рассказал людям о красоте и силе воздействия музыки.

Предположим, что Нареда и Брахма действительно были первооткрывателями музыки. Но как же в таком случае быть с греческими богами Аполлоном и Артемидой? Ведь, согласно одному из широко известных мифов, Артемида, выстрелив однажды из лука, первой обнаружила, что свист пущенной тетивы очень красив. Открытие Артемиды так понравилось Аполлону, что он и сам стал извлекать из «му-жеубийственного» оружия, как гласит миф, очаровательные звуки. Впрочем, эта версия о происхождении музыки опровергается самими же греками. Аполлодор в своей «Мифологической библиотеке» — одном из авторитетнейших источников греческих мифов — утверждает, что сначала на свет появились музы, а потом уже их сводные брат и сестра — Аполлон и Артемида. По преданию, муз было девять, причем пять имели непосредственное отношение к музыке: Эвтерпа считалась покровительницей всего музыкального искусства, Мельпомена ведала пением и похоронной музыкой, Терпсихора — хоровым пением, Эрато — свадебными песнями, Полигимния — песнопениями в честь богов и героев. И хотя Аполлон обычно именуется предводителем муз или Аполлоном Мусагетом, как явствует из мифологии, музы проявили себя в искусстве звуков все же раньше, чем Аполлон. Вероятно, у большинства народов есть легенды, рассказывающие о происхождении музыки, о богах и героях, открывших ее людям. Такое совпадение не удивительно. С какими бы звуками природы ни сталкивался человек в древности, их возникновение он приписывал сверхъестественным силам. Ему казалось, что звуки эти издают некие существа, таинственные и невидимые. Например, как повествует немецкий эпос, не гром, а злой дух Тор, рассердившись на людей, посылает на землю свои раскаты-проклятья; в журчащих водах реки или водопада сидит ласковый и нежный Нек и поет русалкам свою размеренную песню; а в глубине шумящего леса смеется Пан или рычит Рюбецаль... Поэтичны и разнообразны мифы, легенды и сказания древних народов о происхождении музыки. Но кто в наши дни поверит, что музыку людям ниспослали боги и духи? В древности человек на каждом шагу встречался с музыкой природы — пением птиц, ревом животных, раскатами грома, журчанием ручья, шумом деревьев, звуками морского прибоя. Окруженный этими разнообразными звуками, он, конечно же, пытался подражать им. Таким образом, общение человека с природой было одним из главных источников, из которых возникала сознательно создаваемая им музыка. Но были и другие, не менее важные источники.

Если внимательно присмотреться к первым, самым примитивным музыкальным инструментам (их можно увидеть сегодня в этнографических или музыкальных музеях), можно легко обнаружить, что они немногим отличаются от простых орудий труда. Такое сходство не случайно. Большинство из них имеет явно «рабочее» происхождение. Это заметно и по форме этих инструментов, и по манере игры за них. Обычная ступа, в которой толкли зерно, глиняный горшок или тыквенная бутыль обтягивались кожей, и инструменты — позднее их назовут ударными — можно было считать готовыми. Струнные музыкальные инструменты тоже родились из орудий труда. Они представляли собой (и в этом греческие легенды не погрешили против истины) не что иное, как подражание луку. Не были исключением и духовые. Чтобы передать сигнал на более далекое расстояние, первобытный музыкант усиливал звук своего голоса, крича в раковину или тростниковую трубку. Так человек открывал музыку. Открывал в окружавшей его природе, а также в связи с трудовыми процессами, вне которых он не мог существовать. Представим себе жизнь наших далеких предков. В большинстве их первостепенно важных занятий — охоте, рыбной ловле, валке деревьев — необходимым условием была коллективность труда. Залогом успеха в повседневных делах служила слаженность. Поэтому в основе совместных действий первобытных людей лежал ритм. Возможно, что именно из ритмических покрикиваний, облегчавших совместную физическую работу, начали формироваться элементарные песнопения. Это лишь один из вероятных путей их зарождения. Другим мог быть хоровой танец, появившийся опять-таки благодаря трудовым занятиям человека древности. Хоровой танец, очевидно, возник как подражание повадкам зверей во время охоты и самому процессу охоты. Он служил не только примитивной игрой, но и способствовал укреплению важнейшего условия первобытной жизни — коллективной сплоченности, согласованности действий. Простейшим «инструментом», обеспечивавшим ритмическую основу хорового танца, был человеческий голос. Есть основания предполагать, что таким образом — в хоре — и родилась мелодия. Как именно складывались первые мелодии, созданные человеком, определенно сказать трудно. По-видимому, тон всей группе танцующих задавал вождь племени или специально назначенный для этой цели запевала. Остальные подражали ему, подстраивались под его пение. Однако сопровождением хорового танца мог быть не только голос. Первобытный человек использовал для этой цели ритмичное постукивание по каким-либо предметам (часто по все тем же орудиям труда), ставшими прообразами ударных музыкальных инструментов. Это, собственно говоря, уже и была музыка.

Но только ли общение с природой, труд и врожденное чувство ритма помогли людям открыть для себя музыку? Ритмические процессы свойственны многим живым существам. И даже инстинктивный мелодический дар присущ не только человеку, наиболее тонко он развит у птиц. Однако лишь человек оказался способным стать сознательным творцом музыки. Это произошло благодаря целому комплексу условий, три из них мы уже назвали. Но было и четвертое, без которого музыка никогда не стала бы искусством,— это художественный дар человека. Именно художественное чутье и подтолкнуло наших далеких предков к попыткам в камне, глине, слоновой кости или с помощью наскальных рисунков передать эпизоды из своей жизни. Он же привел к созданию зачатков музыкального искусства. «Птица поет, извлекает звуки из гортани своей, но ощущает ли она, как человек, все страсти, которые он один токмо на земле удобен ощущать при размеренном сложении звуков? — писал русский просветитель XVIII века Александр Николаевич Радищев.— Не птицы благопевчие были учители человека в музыке: то было его собственное ухо, коего вглубленное перед другими животными в голосе положение всякий звук, с мыслию сопряженный, несет прямо в душу». Из приведенных слов выделим последние: «...звук, с мыслию сопряженный, несет прямо в душу». В них лаконично передано то, что решительно возвышает человека над всеми остальными живыми существами: способность мыслить и переживать. И не просто способность — потребность! Без нее, этой великой потребности, как и без названных уже нами условий, не существовало бы музыкального искусства. Итак, подражание звукам природы и участие в коллективных трудовых процессах, врожденное чувство ритма и художественное чутье — все это вместе, многократно перемноженное на человеческую пытливость, и дало жизнь искусству звуков.

HOMO SAPIENS —HOMO MUSICUS (человек разумный – человек музыкальный)

Охота выдалась удачной. Теперь все начинают готовиться к празднику, который состоится на большой поляне перед жилищами. Но прежде чем соберется все племя, двое самых рослых и ловких охотников, став посреди поляны, выгоняют из деревни злых духов. В руках они держат особые, предназначенные специально для этой цели, тростниковые трубки, украшенные цветными перьями. Вот один из них, приложив инструмент к губам, с силой начинает дуть в него, изредка меняя положение пальцев на голосниковых отверстиях. Это он своей «заколдованной» дудкой созывает всех злых духов. Затем, когда они «слетятся», вступает второй музыкант. Заслышав звуки его инструмента, духи «исчезают» в чаще леса. Теперь можно начинать праздник...

Таков был один из многих обрядов, связанных с музыкой у первобытных лю-дей. Эти обряды, порой странные, иногда не вполне объяснимые, сохраня¬лись века-ми и существуют у некоторых народов Африки и по сей день. Напри¬мер, с незапа-мятных времен бытовал обычай, согласно которому каждый мужчина племени дол-жен был непре¬менно уметь играть на каком-нибудь музыкальном инструменте. Ес-ли семья принадлежала к древнему роду, то ее члены как реликвию хранили фа-мильную мелодию, сочиненную одним из предков и, конечно же, не похожую на ме-лодии других семей. Не обходилось без музыки и во время ритуала посвящения в мужчины. Перво-бытному юноше, чтобы соплеменники начали считать его взрослым, надлежало метко стрелять из лука, быстро лазать по деревьям, ловко запрячь буйвола и не-слышно под¬красться к добыче. Но, оказывается, этого, было не¬достаточно. Никто не признает юношу полноправным мужчиной, если он не сможет продемонстрировать свое искусство игры на бамбуковой или тростниковой дудке, и не только губами, но и носом. Причем надле¬жало исполнить свою собственную, сочиненную спе¬циально для этого момента мелодию. Задолго до испытания юноша уходил куда-нибудь по-дальше от деревни, чтобы никто не подслушал мелодию, и часа¬ми упражнялся, вы-дувая из незатейливого инстру¬мента грустный монотонный напев. Музыка была составной частью разнообразных обрядов, бытовавших практи-чески у всех народов древности. Вот почему нередко говорят, что одним из источни-ков происхождения музыки стала обрядовость. Древние музыкальные обычаи явля-лись сильными стимулами к сочинительству. И ничего, что инструменты наших предков были несовершен¬ны, а мелодии однообразны. В главном — непосред¬ственности исполнения, увлеченности и полной само¬отдаче музыке — первобытные музыканты ничуть не уступали тем, кто посвятил себя искусству звуков спустя мно-гие и многие столетия. Им было неведомо то разделение на специальности, которое произойдет с музыкантами в далеком будущем. Они и первые композиторы, и ис-полнители, и, конечно, мастера музыкальных инструментов. А раз каждый должен иметь свою мелодию, то, разумеется, и инструмент его не может быть похож ни на чей другой. Ничто не сковывало фантазию умельца, из рук которого выходи ли та-кие причудливые инструменты, как огромные тростниковые трубки и свирели, не-мыслимой длины трубы из коры или совсем уж странные инструменты, выдолблен-ные из бивня слона. Разве все инструменты перечислишь! Да и существенно ли, какой они формы или размера? Важно, что из каждого льется не похожая на другие мелодия. О загадочные и неповторимые мелодии первых музыкантов! Хотелось выра-зить в них все: шум леса и всплеск воды, и голоса птиц, и рев умирающего зверя, свою радость и печаль.

Маленькая терракотовая скульптурная группа выполнена безвестным ваяте-лем несколько тысяч лет назад. Она изображает домашнюю сцену: четыре женщи-ны, стоя рядом, раскатывают тесто, а пятая — немного поодаль — играет на флейте. Какая, каза¬лось бы, связь может быть между приготовлением хлеба и музыкой? Де-ло в том, что в древности музы¬ка была частью трудового процесса. Чаще всего ра¬ботали под ритмичные звуки ударных или флейты — популярнейшего в то время духового инструмента. Музыка была не только помощницей в работе. Трудно перечислить все области жизни древнего че¬ловека, в которых она участвовала. С помощью зву¬ков музыки происходили, например, усмирение и дрессировка диких животных или заманивание в сеть рыбы. Так наши далекие предки всем своим жизнен¬ным укладом как бы ут-верждали то, во что свято ве¬рили: музыка обладает волшебной силой. В незапамятные времена родился греческий миф об Орфее, о великой всепобе-ждающей силе музы¬кального искусства. Это один из самых любимых и популярных мифов, повествующий о том, как вол¬шебному пению Орфея, звукам его золотой ки-фары подчинялись не только люди и животные, но даже скалы и деревья станови-лись подвластными ему, а реки, заслушавшись его музыкой, останавливали свое те-чение. Пытаясь понять, как музыка действует на психо¬логию человека и стараясь научиться управлять этим воздействием, арабские философы древности совето¬вали: «Умному музыканту не следует играть зря, на¬чинать надо с нижней струны лютни, чтоб внушить слушателям мужество, далее дать дышащую любовью мелодию и на-певы, увлекающие к пляске, и, нако¬нец, сладкие звуки, манящие к полному покою». Однако сегодня наше восхищение вызывают не столько авторы сказаний, по-этичных мифов, преда¬ний и поучений, наделявшие музыку сверхъестествен¬ной, ма-гической силой, сколько те мыслители, кото¬рые поняли и впервые поведали миру о реальной силе музыкального искусства. Кажется поразитель¬ным, что более двух тысяч лет назад, когда музыка делала еще первые робкие шаги, в умах древнегре¬ческих философов могла зародиться мысль, глубиной своей предвосхищавшая луч-шие достижения музы¬кального искусства будущего. Она звучит так: музы¬ка — ве-личайшая сила, способная заставить чело¬века любить и ненавидеть, прощать и уби-вать. Со времени, когда были произнесены эти слова, пройдет еще много веков, пока начнется живая исто¬рия музыки, музыки, которую мы слышим и испол¬няем сего-дня. Но этот момент можно считать той важнейшей отправной точкой, когда музыка была признана и призвана стать Искусством в самом вы¬соком значении этого слова.

МУЗЫКА ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ: НЕ ТОЛЬКО ПИРАМИДЫ...

Сфинксы и пирамиды — вот первое, что вспоми¬нает обычно каждый, когда речь заходит о Древнем Египте. Между тем в период рас¬цвета этой крупнейшей ци-вилизации древнего мира поэзия и музыка были не менее популярными видами ис-кусства, чем архитектура и скульптура. Есть все основания полагать, что и в этих областях египтяне достигли вершин под стать вершинам их пирамид. Так, оказывается, что у Пушкина, написавшего под впечатлением оды римско-го поэта Горация зна¬менитые пророческие стихи «Я памятник себе воз¬двиг неруко-творный...», был и гораздо более древний предшественник. Еще в XIII веке до н. э. безвестный египетский писец вывел на свитке папируса строки, рожденные, воз-можно, за несколько столетий до него и предвосхищающие мысли и Горация, и Пушкина:

Мудрые писцы...
Они не строили себе пирамид из меди
И надгробий из бронзы.
Не оставляли после себя наследников,
Детей, сохранивших их имена.
Но они оставили свое наследство в писаниях,
В поучениях, сделанных ими...

Десятки веков, прошедших со времени существо¬вания Древнего Египта, по-своему осветили достиже¬ния искусства той далекой эпохи. Мы можем сегодня во-очию восхищаться памятниками архитектуры египтян. По сохранившимся рисун-кам и скульптурам известно об их изобразительном искусстве. Сложнее обстоит дело с древнеегипетской музыкой, история не сохранила ее образцов. И мы, возможно, ничего не знали бы о ней, если бы не дошедшие до нас про¬изведения других ис-кусств. Настенные изображения в гробницах, бесценные строки литературных сочи¬нений помогают нам представить многие интересней¬шие подробности музыкальной жизни Древнего Египта, воссоздать картины музыкального быта этой страны. ...За длинным широким столом, уставленным раз¬нообразными угощениями, собрались все — и хозяин дома, и его многочисленные гости. Однако к еде ни¬кто не притрагивается. Но вот по знаку хозяина в просторную залу один за другим входят музыканты и выстраиваются вокруг стола. Их около ста. Следует еще один знак, и помещение оглашается звуками му¬зыки. Трапеза начинается... Такую сцену можно было наблюдать в Древнем Египте в доме богатого вель-можи. Нечто подобное мы и видим на великолепно со¬хранившейся фреске гробницы в эль-Марна. Перед нами открывается картина, на которой видны и фараон, и его ок-ружение. Она поражает множеством изображенных музыкальных инструментов, среди которых едва ли не самое почетное место занимают столь любимые египтяна-ми арфы.

Впервые иероглиф, обозначающий слово «арфист», встречается в захоронении, относящемся к 4-й династии Древнего царства. Сами арфы, изображенные на ри-сунках этого периода, еще ничем почти не отличаются от простого лука. Совершен-но иным инструмент стал во времена 12-й династии. На одной из фресок, созданной в этот период, за¬печатлена такая сцена: мать, кормящая грудью ребенка, слушает стоящего рядом на коленях певца, которому аккомпанирует арфист. Его инструмент уже напоминает современную арфу. Но поистине «царским» этот инструмент стал в период правления основателя 20-й династии Рамзеса III. Арфу начина¬ют отделы-вать тонкой резьбой, золотом, черепаховой костью. Подножие инструмента украша-ется символическими фигурами сфинксов, зверей, головами богов и богинь. Разумеется, были в Древнем Египте и другие разнообразные инструменты. Мы специально остановились столь подробно именно на арфе, поскольку в истории это-го инструмента молено увидеть отражение важнейших страниц древнеегипетской истории. Интересным в этом отношении свидетельством является документ, относя-щийся к крупнейшему событию периода Нового царства — восстанию крестьян и рабов (примерно 1570 год до н. э.). «Тот, кто не знал даже тростниковой флейты,— пишет очевидец,— теперь стал владельцем арфы. Тот, кто прежде пел не для себя, восхваляет теперь богиню Мерт». Последняя фраза, возможно, станет более понят¬ной, если мы вспомним, что Египет был первой страной, где существовало и весьма почиталось сословие профессиональных музыкантов (кто «пел не для себя»). Не-трудно также сделать вывод, что до восстания занятие музыкальным искусством было до¬ступно, помимо профессионалов, лишь вельможам и жрецам. После восста-ния, по-видимому, произошла широкая демократизация музыкального искус¬ства. Игра на арфе перестает быть привилегией власть имущих. Меняется и характер изображаемых музыкальных сцен. На фресках, относя-щихся к тому времени, все чаще появляются теперь танцевальные эпизоды. Причем в движениях танцующих угадывается боль¬шая динамика и свобода. Иной — види-мо, более эмоциональной , выразительной, ритмически сложной — становится му-зыка. Подчеркнуто ритмическое начало этой новой му¬зыки подтверждается и появ-лением на этих изобра¬жениях новых музыкальных инструментов, главным образом духовых и ударных. Тут и различные типы барабанов, и столь популярный среди египтян систр, под аккомпанемент которого часто исполнялись стихи.

Впрочем, для аккомпанирования использовалась всякая инструментальная музыка. В сопровождении арф, флейт, тимпанов, лютней пелись гимны и песни, ис-полнялись стихи и танцы. Так было в Древнем Египте и повсюду в древнем мире: аккомпанемент считался наиглавнейшим назначением музыки. Не обходилось без участия музыкантов и при отправлении обрядов в честь наиболее почитаемых бо¬гов. Особенно пышное музыкальное убранство со¬путствовало культу Осириса, олицетворявшего умирающую и воскрешающую рас-тительность. Не менее интересные музыкальные традиции существовали и в других странах древнего мира.

ЯПОНСКИЙ ПОСЛАННИК ПОЕТ ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ НОТЫ

Странное зрелище открылось бы перед нами, если б вдруг мы оказались на ди-пломатическом приеме в каком-либо государстве древности, где происходила ауди-енция японского посланника. Развернув верительные грамоты, дипломат, представ-лявший интересы Страны восходящего солнца, обращался к иностранному прави-тельству не с речью, а... с пением. Поэтому в древней Японии выражение «диплома-тическая нота» имело двойной смысл: это был и документ, и своеобразное музы¬кальное произведение. Трудно сказать, пел ли посланник соло или под аккомпанемент. Кто знает, мо-жет быть, его выход сопровождался игрой на «трескучем» гобое — национальном японском инструменте наподобие куритель¬ной трубки, состоящем из морской рако-вины и мунд¬штука. Неведомо нам и другое: что именно пели японские посланники и как это фик-сировалось на бумаге. Эта музыка неизвестна сегодня потому, что мы не знаем нот-ного письма , которым пользовались в древней Японии. Хотя, например, до нас дошла система нотной записи, принятая в другой стране древнего востока — Индии. Здесь, на родине легендарных Нареды и Брахмы, нотное письмо возникло за-долго до того, как оно было изобретено в Европе. Древнеиндийскими уче¬ными была детально разработана весьма сложная теория музыки , во многом предвосхищавшая совре¬менную. Достаточно сказать, что гамма тоже со¬стояла из семи нот. Каждая но-та, как считали инду¬сы, отражала определенное состояние души. В Индии опоэтизировалось все, что связано было с музыкой. Но даже зная это, не может не вызывать удивления яркая образность и цветистость языка, которым написаны крупнейшие теоретические труды древнеиндийских музыковедов. «Зер-кало гамм и ме¬лодий», «Море эффектов», «Восторг обществ» — вот некоторые на-звания трактатов о музыке. А в «Свя¬щенной книге Нарайан» теория музыки изла-гается... в стихах — факт, по-видимому, единственный во всей истории музыки. В ней читатель мог найти главы о пении, пантомиме и игре на инструменте, назы-ваемом вина. В Индии, как и повсюду в древнем мире — мы уже упоминали об этом,— музыка была нерасторжи¬мо связана с пантомимой, поэзией, танцами. Ха-рактерно, что само слово «музыка» — по - индусски «сангит» — означает единство пения, инструментальной музыки и танца.

Своего рода антиподами цветистых, поэтических выражений, которыми изла-гались теоретические основы музыки древними индусами, были «заземлен¬ные» (как мы увидим, и в переносном, и в букваль¬ном смысле) музыкальные термины древ-них арабов. «Длинная веревка», «короткая веревка», «затыч¬ка», «гвоздик» — не правда ли, трудно предположить, что эти слова имеют какое-либо отношение к музыке? А меж-ду тем это названия древнейших арабских ритмов. Все они напоминают о принад-лежностях, применявшихся при разбивке и снятии шатра. Ведь зарождение музы-кальных традиций у арабов восходит к тем далеким временам, когда они были еще кочевниками. Именно у них мы встречаем новшества, сыгравшие важную роль в истории му-зыки. Например, считается, что именно на арабском Востоке на струнных инстру-ментах стали играть с помощью смычка. Одним из таких инструментов был ребаб (рабаб). Так уж складывались музыкальные традиции древнего мира: у одних народов — арабов, индусов — наибольшее предпочтение отдавалось струнным инструмен-там; у других же особое распространение и развитие получили духовые и ударные. Чтобы познакомиться с некоторыми из них, перенесемся в другую страну древнего востока — Китай. ...Полутемное, с низким потолком помещение. В глубине, у стены с изображе-нием предков, стоит «стол благоуханий». На нем — цветы, горящие свечи, сосуды с курящимися благовониями. По обе стороны стола расположился небольшой ансамбль . Слева, лицом к вос-току, стоит исполнитель на литаврах, затем игрок на тау-ку — особом барабане, за ними — играющие на флейтах. Справа, всегда лицом к западу,— «ударяющий в ко-локол», рядом — игрок на флейте Пана и, наконец, музыкант, держащий в руках по-хожий на большой чайник инструмент — шэн. Звучит музыка. Неожиданно звуки обрываются, и все молча поворачиваются к «столу благоуханий». Проходит мгнове-ние, другое... По знаку музыканта с шэном исполнители занимают прежнее положе-ние, и снова раздаются звуки музыки... А сейчас присмотримся к одному из инструментов — шэну. Несмотря на при-митивную конструкцию (шен изготовлялся из тыквы, в которую вставлялись разной длины бамбуковые трубки), он служил своего рода «первой скрипкой» — по нему настраивались ос-тальные инструменты. Фактически шэн был одним из самых ранних предков орга-на, баяна, то есть одним из первых многозвучных духовых инструментов. Это позво-ляет предположить, что в то время, как почти повсюду в древнем мире, музыка бы-ла одноголосной , в древнекитайской музыке существовали уже элементы многого-лосия . Немало ценных достижений пришло в музыкальную культуру с древнего вос-тока. Но страной, оказавшей решающее влияние на все последующее развитие ис-кусства, стала Эллада, как называли свою страну древние греки.

МУЗЫКАНТЫ НА ОЛИМПИЙСКИХ ИГРАХ

Небывалого расцвета достигли к V веку до н. э. Афины. Столица Эллады стала не только крупным портом Эгейского моря, но и одним из красивейших городов Средиземноморья. Прибывавшие с моря гости попадали на широкие, строго парал-лельные улицы, ведущие к центру. На самой высокой части города возвышался Ак-рополь — величественный ансамбль неповторимых по красоте зданий и сооруже-ний. Особенно нарядным выглядел город во время празднеств в честь бога земного плодородия Диониса. В течение года их бывало несколько, но самыми торжествен-ными и впечатляющими были осенние «Великие Дионисии». Подготовка к ним длилась несколько месяцев, а когда праздники наступали, в них участвовало все на-селение. В эти дни приостанавливались важные государственные дела, закрывались су-ды и даже заключенные выпускались из тюрем. Какие только представления не происходили в эти дни в «пышновенчанных», «белоколонных» Афинах! Торжественные шествия горожан, захватывающие гимна-стические игры, бега на колесницах и волнующие состязания между рапсодами — странствующими певцами и сказителями. А в центре площадей на небольших дере-вянных помостах исполнялись хоровые песни, пантомимы, пляски, разыгрывались небольшие сценические представ¬ления. Именно здесь во время праздников родились два основных жанра древнегреческого театра — комедия и трагедия. По преданию, первой подобной импровизированной сценой стал обитый досками остов телеги. Позднее он превратился в круглый помост — «орхестру». А когда сценические пред-ставления с площадей были перенесены в специально построенные для этого теат-ры, орхестрой стали называть полукруглую сцену, на которой шло действие спек-такля. В центре орхестры находился алтарь для жертвоприношений Дионису. На его ступеньках обычно располагался флейтист или несколько музыкантов, играющих на различных инструментах. Так появилось слово оркестр . Спектакли в древнегреческом театре длились с раннего утра до позднего вече-ра и собирали десятки тысяч зрителей. (Напомним, что именно здесь впервые полу-чили всенародное признание трагедии трех гениальных греческих драматургов — Эсхила, Софокла и Еврипида.) Сиденья для зрителей располагались амфитеатром, часто построенным прямо на склоне горы. А внизу, на огромной, достигавшей свыше двадцати метров в диа-метре орхестре, шло представление.

У инструменталистов, находившихся на сцене, была определенная задача: они аккомпанировали пению и танцам хора . Так называлась группа актеров, которым по ходу пьесы приходилось петь, танцевать, исполнять пантомимы. Здесь звучали самые разнообразные инструменты. Но чаще других можно было услышать лиру, кифару, флейту или авлос. Особенно любили древние греки лиру. Она сопровождала танец и пантомиму, театральные представления и чтение стихов. Не случайно древнегреческих поэтов именовали песнопевцами и изображали обычно с лирой в руках. От названия инст-румента произошел литературный термин «лирика». Вероятно, поэтому именно ли-ра, а не какой-нибудь другой инструмент, стала символом поэзии и музыкального искусства. Но как мы видим на примере лиры, и в Элладе музыке отводилась, главным образом, сопровождающая роль. Правда, существовала в Древней Греции и само-стоятельная инструментальная музыка, были даже свои виртуозы . Так, например, живший в середине V века до н. э. кифарист Фриний славился на всю страну «уме-нием быстро исполнять переходы и быстрые искусные пассажи». Однако современники no-разному относились к искусству Фриния. Одни вос-хищались его игрой, другие же, как, например, знаменитый греческий драматург Аристофан, беспощадно высмеивали его и вместе с ним всех, кто чрезмерно увле-кался виртуозностью. Отчасти его позиция и сегодня представ¬ляется правильной: пустое виртуозничество во все времена было далеко от настоящего искусства. И все-таки эллины ценили мастерство музыкантов-исполнителей. Лучшим до-казательством этого служит тот факт, что соревнования в игре на музыкальных ин-струментах включались греками в программу Олимпийских игр. Начиная с IV века до н. э. Древняя Греция постепенно утрачивает титул самого передового и процветающего государства. А знаменитая битва при Херсонесе воз-вестила о появлении нового «владыки мира» — Древнего Рима. Музыка заняла дос-тойное место в Римской империи. Она звучала на пирах и во время погребений, на торжественных шествиях и праздниках, посвященных смене времен года. В римских театрах оркестр не только аккомпанировал, но иногда и исполнял небольшие само-стоятельные пьесы. Богатые римляне содержали домашние оркестры и капеллы , а известным исполнителем — кифаредам и флейтистам — на городских площадях ус-танавливали памятники. Устраивались конкурсы музыкантов-исполнителей, побе-дители которых награждались лавровыми венками. Однако при всей помпезности и размахе Рим не внес ничего существенного в развитие музыкального искусства.

 
WORLDVIEW » Музыка » Музыкальные направления и стили » Происхождение музыки (из gmur-music.ucoz.ru)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018